Обратная связь – основа для образования

Обратная связь –  основа для образования
Насколько наша система образования отвечает современным требованиям? Что волнует самих педагогов? На эти вопросы искали ответы члены Общественного совета «Биржи» и Нижегородского эксперт-клуба накануне нового учебного года.
Разговор транслировался в режиме on-line интернет-сообществу. А перед началом были показаны видео-интервью с нижегородскими учителями, педагогами вузов и родителями. Главный вывод встречи — должна быть надежная связь между теми, кто инициирует реформы в образовании, и теми, кто их проводит в жизнь. Они должны слышать друг друга. Сегодня мы приводим ряд высказываний участников разговора.





Пугин.jpg

Николай Пугин, президент ОАО ГАЗ:

«Мое ощущение — школа устала от перманентного реформирования»

У меня складывается ощущение, что школа устала от перманентного реформирования, причем многое не доделано, забыто, носит характер «кампаний», да и не слишком велика зарплата учителей, чтобы постоянно держать их в состоянии эмоционального и интеллектуального перенапряжения.

В вопросе об «оптимизации системы образования или оптимизации системы финансирования» следует «или» заменить на «и», поскольку это взаимообусловленные понятия. Конкретизируя направления оптимизации и обновления, а это тоже взаимообусловленные понятия, выделю следующие моменты:

До сих пор не устранена перегруженность учебных планов и программ предметами и сведениями, не имеющими фундаментального и практического значения. Особенно это касается курсов естественнонаучных и гуманитарных дисциплин. Замечательно, что вернулись к линейному принципу построения исторических дисциплин. Надеюсь, это поможет детям в освоении сложнейших исторических процессов и снизит перегрузку, включая эмоциональную.

Несмотря на заявленную профильность образования в старших классах, возможность выбора предметов у детей ограничена. Необходимо ввести разделение на подгруппы не только по физкультуре, иностранному языку, информатике, но и прежде всего по математике, физике, русскому языку, без этого нельзя индивидуализировать учебную работу, а это деньги и не малые.

Очень важно обеспечить на уровне функциональной грамотности знание иностранного языка, для этого нужны новые методики, технологии, люди и вновь деньги.

Постоянно слышу разговоры о дифференциации и индивидуализации образования. Согласен, следует формировать индивидуализированные программы и графики обучения с учетом особенностей детей, но это не должно просто лечь на плечи школ или стать очередной декларацией - нужна особая программа и дополнительное финансирование.

Настало время изменить и формы оценки, уйти от 4 - бальной шкалы. Думается, пагубное влияние на детей оказывает и так называемый «средний балл»: «3,5» это не «4», а «4,5» не означает отличных знаний по предмету. Качество образования такими уловками не подправишь! Хорошая форма «портфолио достижений», во многом оправдывает себя и единый государственный экзамен. Наверное, можно взять и опыт зарубежной школы.

Сложно отношусь к кампании по оптимизации школ в плане структурных изменений - присоединения, сокращения... У меня складывается ощущение, что школа устала от перманентного реформирования, причем многое не доделано, забыто, носит характер «кампаний», да и не слишком велика зарплата учителей, чтобы постоянно держать их в состоянии эмоционального и интеллектуального перенапряжения. Тем не менее, учитывая успешный опыт многих российских регионов по созданию школ- комплексов, должно осуществить подобный эксперимент на базе наиболее стабильно работающих образовательных учреждений города, используя различные варианты. Полагаю, что именно школа - комплекс наиболее разумный способ оптимизации.

Например: Автозаводский район — МБОУ "Лицей №165". Если увеличить учебно-производственные мощности Лицея и построить дополнительное здание, где разместится начальная школа Лицея и Центр дополнительного образования, то это не только сделает более комфортными условия пребывания детей в школе, но и позволит увеличить контингент учащихся не менее чем на 300 человек. По существу, это ввод еще одной школы, которая развернет свою деятельность, в отличие от новой, без неизбежно длительного адаптационного периода, со значительной экономией средств на содержание административного, административно­-технического аппарата. Возможностями Центра дополнительного образования могли бы воспользоваться дети из других школ района. Ввод подобного комплекса завершил бы модернизацию всей инфраструктуры Лицея и сделал бы ее, с учетом уже функционирующего ФОКа, уникальной не только в городе и регионе, но и в стране. Таких школ в нашем городе не мало.

Данное предложение полностью соответствует стратегической цели государственной политики РФ в области образования, которая предусматривает повышение доступности качественного образования, соответствующего требованиям инновационного развития экономики, современным потребностям общества и каждого гражданина. Школа должна стать центром творчества и информации, насыщенной интеллектуальной и спортивной жизни. Архитектура школьного пространства должна позволять эффективно организовывать проектную деятельность, занятие в малых группах, самые разные формы работы с детьми. Вот такие Центры, о которых я говорил на примере Лицея №165, где помимо основных образовательных программ будут широко реализовываться программы дополнительного образования, смогут стать достойным ответом на вызовы времени.

Реформы — дело замечательное, но необходимо бережно сохранять достижения прошлого. Нельзя отказываться от лицейского и гимназического образования — это наша великая традиция. Раньше было федеральное положение, определяющее статус данных образовательных учреждений и особые правила приема в них. Сейчас их существование весьма затруднено. Думаю, что при поступлении в эти заведения у родителей должна быть одна преференция — талант детей. Государство обязано оказывать поддержку таким детям со школьной скамьи. Для начала можно бы разработать добротный нормативный документ у нас в городе и области. А вот спекуляцию с прописками в домах по закрепленной за лицеями и гимназиями территории следует прекратить немедленно.

Это выступление Н. А. Пугин подготовил к совместному заседанию Общественного совета «Биржи» и Нижегородского эксперт ного клуба  по проблемам  образования, которое походило в МедиаСтрайк-холле 17 августа.


Вячеслав Никонов, 
председатель комитета Госдумы РФ по образованию:

— Было названо пять проблем, волнующих нижегородцев: вторая смена в школах, дефицит молодых кадров, повышение квалификации педагогов, процесс ликвидации и слияния части вузов, а также излишняя стандартизация самого образовательного процесса.

Со второй сменой вопрос будет решен. До 2025 года Федеральное правительство поставило задачу дополнительно создать 6,5 млн учебных мест. Программа началась в 2016 году. 1 сентября две новые школы откроются и у вас, в Семенове и Бутурлине. А всего в ходе выполнения этой программы в Нижегородской области появится 71 школа и более 20 будут реконструированы.

Проблема молодых кадров стоит уже не так остро, как несколько лет назад. Сейчас мы фиксируем омоложение кадров и в системе образования, и в науке. Приток молодежи увеличился, когда ввели федеральную программу предоставления жилья и автомобилей для молодых специалистов, решивших работать на селе. Только в Шатках, например, для молодых учителей выделено 53 дома.

По поводу слияния и закрытия вузов. У нас образовалось очень большое количество вузов, которые вообще не ведут педагогическую деятельность. Со студентов взимаются деньги за обучение, потом за деньги сдаются экзамены и выдается диплом. В России еще три года назад было в четыре раза больше вузов, чем в РСФСР. Сейчас наводится порядок. У таких вузов отбирают аккредитацию, и они уже не могут выдавать дипломы государственного образца. А вот в вопросах слияния вузов, к сожалению, наломано немало дров. И даже ярые сторонники идеи убедились, что это далеко не всегда правильно и эффективно.

О стандартах, которые «не дают простора» для педагогов. Мы, наоборот, — даем абсолютный простор каждому педагогу. Это рамочные документы. Что и создает проблемы. Потому что мы разорвали единое образовательное пространство в стране. Не только переезжая из одного субъекта федерации в другой, а даже переходя из одной школы в другую, дети оказываются совершенно в иной образовательной среде.

Мы воюем сейчас и с Министерством образования, и в администрации Президента за то, чтобы Государственные образовательные стандарты (ГОСы) насыщать тем, что может создать единое образовательное пространство хотя бы в том объеме, как это было сделано при написании единого учебника истории.


Елена Родионова, 
заместитель министра образования Нижегородской области:
— Учащихся у нас в области — и студентов, и школьников, и дошкольников — 750 тысяч. Поэтому можно смело говорить, что вопросы образования касаются большинства семей нижегородцев. Во вторую смену обучается только 8% детей. Вроде невелика цифра, но она доставляет большие неудобства и родителям, и учителям, и детям. Выход один — строить новые здания. И очень важно сегодня, чтобы на федеральном и областном законодательных уровнях были введены требования по строительству объектов социальной сферы, которые бы обязывали застройщиков выполнять свои обещания. А то в рекламных кампаниях говорится о скором вводе в строящемся микрорайоне детских садов или школ¸ а на деле подчас они там появляются, когда дети уже сами становятся бабушками и дедушками.

О кадрах. Программа закрепления, которая реализуется в области (машина, квартира), дала нам возможность иметь 25% педагогов в возрасте до 35 лет. 


Михаил Ширяев, 
проректор НГТУ им. Р. Е. Алексеева:

— Что должны получать вузы от школ? Хорошо подготовленных и профессионально сориентированных абитуриентов. А что происходит? К нам приходят абитуриенты, имеющие набор ЕГЭ — физика, математика, русский язык. С физикой очень плохо. Выпускники школ не мотивированы сдавать физику, потому что результаты по ней будут гораздо хуже, чем по естествознанию. А школы не мотивированы подталкивать ребят к физике, потому что показатели школы тоже выражаются в результатах ЕГЭ.



Анна Бляхман, 
заместитель директора филиала НИУ — ВШЭ в Нижнем Новгороде:
— Поддержу Михаила Ширяева. Не по ЕГЭ должна оцениваться школа.


Елена Моисеева, 
директор школы № 24 Нижнего Новгорода:
— По поводу второй смены. Есть новые микрорайоны, которые страдают от нехватки школ. А есть школы, где мало детей. У меня в школе чуть более 600 детей, но совершенно спокойно может учиться в первую смену 800. Рядом — микрорайон «Цветы», где нет школы. Почему не устроить подвоз детей? 
По поводу выбора дисциплин по ЕГЭ. Надо как можно раньше вузам и работодателям приходить в школу и мотивировать детей вместе с нами. 


Наталья Коротина, 
директор Доскинской школы Богородского района:
— Про наш имидж. Хорошие фильмы об учителях — это фильмы 60—70-х годов прошлого века. Даже СМИ живут старыми представлениями о сельской школе. А ведь очень многое поменялось.


Когда я пришла в свою школу, в ней было всего 180 учеников, а сегодня начинаю учебный год с 350 учениками. Родители этих ребят переехали за город, в коттеджные поселки, в новые пригородные микрорайоны. Для них было открытием, что мы работаем с вузами, что у нас есть современные электронно-образовательные ресурсы и учебно-лабораторное оборудование, которому могут позавидовать городские школы.


Рядом с Доскино растет новый жилой поселок «Окский берег», там пока нет своей школы. Руководство «Окского берега» подарило нам школьный автобус и организовало подвоз детей. Как видите, эта проблема решаема.


А что беспокоит? В федеральном квалификационном справочнике, говорится, что человек, который принимается на работу в школу, должен обязательно иметь педагогическое образование. По опыту, качество обучения выше у тех педагогов, которые имеют университетское и техническое образование. Мы хотим, чтобы нам дали право принимать на работу таких педагогов.


Ирина Сатаева, 
директор Новинской школы Богородского района:
 — Согласна с Натальей Коротиной. У нас тоже «обыкновенная» сельская школа, но мы I место занимаем в России по робототехнике, на втором — лицей Академгородка Новосибирска. Очень важно, кто в соседях. «Окский берег» и нам оказывает большую помощь. Например, ребятам, которые заканчивают школу с золотыми медалями, дает гранты на продолжение образования.

Нина Седова, 
директор частной школы им. С. В. Михалкова: 
— А меня волнует проблема государственно-частного партнерства. Оно дает возможность снять с государства хотя бы часть затрат при строительстве новых школ. Я внимательно изучила федеральный закон о ГЧП и нижегородский закон о ГЧП. Об образовании — ничего! Если же посмотреть на опыт Великобритании, Германии, Франции, то там есть возможность строительства за счет частного инвестора с дальнейшей передачей объекта государству. Почему бы не взять этот опыт на вооружение?

Павел Солодкий, 
уполномоченный по защите прав предпринимателей Нижегородской области:
— Я знаю множество компаний, которые хотят участвовать в строительстве кампусов. Но дело не двигается. Помню, мы обсуждали возможности частно-государственного партнерства в ходе подготовки к чемпионату мира по футболу. Бизнесу предлагали строить гостиницы. Но гостиница окупается за десять лет, а чемпионат проходит быстро. Мое мнение: надо строить кампусы, в которых будут жить сначала туристы, а потом студенты. 

Геннадий Суворов, 
проректор НГТУ им. Р. Е. Алексеева:
— Еще год назад я представлял интересы работодателей, был заместителем генерального директора крупного оборонного предприятия. И принимал выпускников вузов на это предприятие. Выпускники технического университета лучше подготовлены и адаптированы к производству, чем выпускники иных образовательных учреждений. В НГТУ в последние годы сложилась система, которая называется «базовая кафедра». На базовых кафедрах студенты с 3–4 курсов уже связаны с предприятием, а лучшие его специалисты являются и преподавателями на этой базовой кафедре. Видя студентов, они понимают: этот парень будет технологом, этот — мастером, а тот разовьет в себе командные качества и будет как минимум начальником крупного цеха.


Недостатки же, которые появились в системе высшего образования, — это порождение 90-х годов. Ученый совет НГТУ недавно принял болезненное, но очень важное решение: прекратить прием по непрофильным специальностям. И в этом году ни по библиотечному делу, ни по делопроизводству, ни по экономистам общего профиля приема нет. Мне кажется, это правильный общегосударственный путь.


Анатолий Шамин, 
доктор экономических наук, ректор Нижегородского государственного инженерно-экономического университета:
— Несколько лет назад в Княгинине был создан государственный вуз, в котором объединили три направления профессионального образования — высшего, среднего и начального. Акцент сделали на подготовку специалистов инженерных, управленческих и рабочих профессий для АПК. И в стратегии не ошиблись — 80% выпускников остаются жить и работать в сельской местности. О качестве образования говорит и тот факт, что губернатор Валерий Шанцев является нашим Почетным профессором и каждый квартал приезжает к нам читать лекции.

Андрей Дахин, 
доктор философских наук:
— Представители сельских школ уже отметили, что технологическая оснастка школ изменилась очень сильно. Но так же сильно поменялась и отчетность. Тысячи листов текста на одну образовательную программу! Трудозатраты на создание отчетности огромны. И многие даже полезные решения Министерства образования «вязнут» только из‑за этого. 

Александр Иудин, 
доктор экономических наук, социолог:
— В 70-е годы, когда я начинал заниматься социологией образования, в литературе была устойчивая точка зрения, что образование — это институт социализации, формирование личности. И в школе тогда было много учителей-новаторов. Где они сегодня? Бюрократия победила? Я знаю, что социологи, психологи, педагоги пишут массу статей, в которых говорят об имеющихся проблемах. Но Министерство образования никак на эти публикации не реагирует. Оно часто просто не слышит голос школьной и вузовской общественности. Значит, необходима система обратной связи.

Сергей Кочеров, 
профессор НИУ — ВШЭ Нижний Новгород:
— Современная система российского образования все больше превращается в рынок образовательных услуг. Вузы и школы, чтобы свести концы с концами, будут вынуждены зарабатывать. Поэтому, если эта тенденция продолжится, все, что не подлежит монетизации, отойдет на задний план. В том числе и задача воспитания личности, о которой говорил профессор Иудин.

Александр Мазин, 
доктор экономических наук:
— Мне кажется, в нашем обществе совершенно не хватает уважения к высшему образованию со стороны преуспевших людей. На Западе люди, окончившие высшие учебные заведения, жертвуют им миллионы и миллиарды. Почему наши миллиардеры жертвуют на спорт и стадионы, но никто не жертвует на свой университет? Власть должна об этом подумать. Это может быть инициировано только сверху.

Вячеслав Никонов:
— Подводя итог дискуссии, хочу подчеркнуть, что, несмотря на целый ряд экономических проблем, образование остается одним из главных приоритетов государственной политики. У нас каждый день порог детсадов, школ, вузов переступают 30 миллионов человек. И 5 миллионов педагогов и вспомогательного персонала. Нет другой отрасли, которая охватывала бы такое количество людей.


Наше образование финансируется из федерального, регионального и местного бюджетов. Вместе они называются консолидированным бюджетом. В 2010 году он составлял 1,9 трлн рублей, в 2016 году — 3,1 трлн рублей. Это я к разговорам о сокращении расходов на образование. 


И самая главная битва, которая идет в стенах Государственной думы, — это битва за бюджет. Надеюсь, совместными усилиями всех, кто сегодня представляет сферу образования, мы сумеем использовать эти средства эффективно.



(Нет голосов)
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.
Пожалуйста зарегистрируйтесь или авторизуйтесь
Loading...